pomisna_ukraine (pomisna_ukraine) wrote,
pomisna_ukraine
pomisna_ukraine

Махновщина, як демонська сила в ділі НИЩЕННЯ української державности (москалями). І пол. 1919 р. 5.

                     [ Первая половина резолюции 2-го съезда фронтовиков‑повстанцев, рабочих и крестьянских советов, отделов и подотделов военно‑полевого штаба Гуляйпольского района, отведена критике империализма Европы и Америки и их «русским слугам – Деникину, Колчаку, Семенову, гетману, Петлюре» – с присущей махновщине революционной словесностью о «чиновниках‑дармоедах», «шкуродерах‑помещиках», «мироедах‑хищниках» и т.д.. Во второй же половине читаем следующее: «К глубокому своему сожалению, съезд вынужден также установить, что рабочей и крестьянской русско‑украинской революции, кроме внешних врагов, угрожает, может быть, еще большая опасность от собственных своих внутренних непорядков. Советское правительство России и Украины своими приказами и декретами стремится во что бы то ни стало отнять у местных советов рабочих и крестьянских депутатов их свободу и самодеятельность.
                    Нами НЕ избранные, но правительством назначенные политические и разные другие комиссары наблюдают за каждым шагом местных советов и беспощадно расправляются с теми товарищами из крестьян и рабочих, которые выступают на защиту народной свободы против представителей центральной власти. Именующее себя рабоче‑крестьянским правительство России и Украины слепо идет на поводу у партии коммунистов‑большевиков, которые в узких интересах своей партии ведут гнусную непримиримую травлю других революционных организаций. Прикрываясь лозунгом «диктатура пролетариата», коммунисты‑большевики объявили МОНОПОЛИЮ на революцию своей партии, считая всех инакомыслящих контрреволюционерами. Большевистская власть арестовывает левых эсеров и анархистов, закрывает их газеты, душит всякое проявление революционного слова….
                     Второй районный съезд… призывает тт. крестьян и рабочих зорко следить за действиями советского большевистского правительства, которое своими действиями вызывает настоящую опасность для рабоче‑крестьянской революции…. Второй районный съезд… настойчиво призывает тт. крестьян и рабочих теснее сплотиться вокруг своих местных вольных советов крестьян и рабочих, чтобы самим на местах без насильственных указов и приказов, вопреки начальникам и притеснителям всего мира, строить новое свободное общество без властителей панов, без подчиненных рабов, без богачей и бедняков».
                    Резолюция заканчивается рядом лозунгов: «долой комиссародержавие и назначенство», «долой чрезвычайки – современные охранки», «долой соглашение с российской и международной буржуазией», «позор социалистическому правительству, ведущему переговоры с союзными империалистами».
                    Чтобы понять, почему крестьянство голосовало за эту резолюцию, надо обратиться к земельному вопросу, как он стоял на Украине в начале 1919 г.. Именно к земельному, а не продовольственному, ибо в феврале 1919 г., когда происходил 2‑й районный съезд, закон о продразверстке даже не был издан, продразверсткой и не пахло, а разногласия по земельному вопросу уже были. Съезд не обсуждал вопроса о продразверстке, который еще не стоял в поле зрения крестьянства. «Съезд протестует против правительства, которое, несмотря на требования трудового крестьянства хотя бы до съезда крестьян и рабочих заменить землю национализованную и частновладельческую социализованной и способствовать свободному распространению коллективной обработки земли, снабжая как коллективное, так и трудовое единоличное хозяйство деревни семенами, техническими силами и сельскохозяйственными орудиями, необходимыми для ведения общественного и единоличного трудового хозяйства, – отказалось удовлетворить эти просьбы».
                     Протест был ответом на изданные Временным рабоче‑крестьянским правительством Украины декларацию и декреты, в которых объявлялось, что все крупные и культурные хозяйства, принадлежавшие раньше помещикам, закрепляются за государством для организации совхозов. В декрете о национализации сахарных заводов говорилось: «Все земли, за исключением крестьянских, в севооборот которых входил в течение какого бы то ни было из последних 5 лет, т. е. с 1913–1914 гг., посев сахарной свеклы, в полном составе, со всеми угодьями, лесами, торфяными болотами и прочими полезными ископаемыми, водами и т.д., со всеми сооружениями, постройками, инвентарем живым и мертвым, независимо от того, кому бы они ни принадлежали, признаются неприкосновенным фондом национализованных сахарных заводов». (Декрет от 11 февраля 1919 г.,Сб. узакон. и расп. Раб. – кр. прав. Украины,1919,с.127).
                     То же относится и к винокуренным заводам: «Все принадлежавшие владельцам заводов, а также и другие земли, подлежащие конфискации, в севооборот которых входил из последних 4 лет до 1915 г. посев картофеля и хлебов, предназначавшихся для винокурения, в полном составе, со всеми угодьями, лесами, торфяными болотами, полезными ископаемыми, водами, со всеми сооружениями, постройками, инвентарем живым и мертвым, признаются неприкосновенным фондом национализованных винокуренных заводов». (Декрет от 5 февраля 1919 г.,Сб. узакон. и расп. Раб. – кр. прав. Украины,1919,с.85).
                      Вся земля бывших нетрудовых имений делилась на две части, из которых одна поступала в ведение наркомзема для организаций общественного хозяйства, а другая – крестьянству для уравнительного передела. Что же касается инвентаря, то он целиком оставлялся за органами наркомзема. Приведем несколько пунктов из постановлений наркомзема о распределении земель во временное уравнительное пользование, именно те, которые являлись пунктами расхождения между украинской деревней и советской властью. «Взятый под учет и контроль живой и мертвый инвентарь, запасы кормов и продовольствия, дома, постройки и прочее имущество имений и хозяйств бывшего нетрудового пользования поступают в распоряжение уземотделов» (п. 80). Согласно п. 82, «уземотделы обязаны принять меры к возвращению самовольно захваченного живого и мертвого инвентаря и прочего имущества бывших нетрудовых хозяйств. Особо важные меры принимаются уземотделами к возвращению племенного и рабочего скота и сложных машин и частей их (локомобилей, паровых плугов, молотилок, жаток, сеялок и веялок, механических грабель и т. д.)». Согласно п. 86, «с прокатных пунктов инвентарь в первую очередь предоставляется землепользователям, образовавшим товарищеское хозяйство (коммуну, общественную обработку земли, трудовую артель и т. д.) и во вторую – единоличным хозяйствам». (Положение наркомзема о распределении земли во временное уравнительное пользование. Там же гл.4,с.378).
                    Это вызывало острое недовольство крестьянства, которое предложило нечто иное: «Земельный вопрос должен быть разрешен во всеукраинском масштабе на всеукраинском съезде крестьян на следующих основаниях: вся земля (курсив мой, МКубанина) в интересах социализма и борьбы против буржуазии должна перейти в руки трудового крестьянства. Исходя из принципа, что «земля ничья» и пользоваться ею могут только те, которые трудятся над ней, кто обрабатывает ее, земля должна перейти в пользование трудового крестьянства Украины бесплатно по норме уравнительно‑трудовой, т.е. должна обеспечивать потребительную норму на основании приложения собственного труда. Впредь же до разрешения земельного вопроса коренным образом съезд выносит свое пожелание, чтобы земельные комитеты на местах немедленно взяли на учет все помещичьи, удельные и другие земли и распределили бы их между безземельными и малоземельными крестьянами, обеспечив их и вообще всех граждан посевными материалами». (Протоколы 2‑го район, съезда повстанцев, крестьян и рабочих Гуляйпольского района).
                     Крестьянской стихии, забиравшей во время крестьянских беспорядков в 1905 и 1907 гг. помещичий хлеб, инвентарь, производившей запашку помещичьих полей, стремившейся захватить всю помещичью землю в свои руки и видевшей в этих актах свою революционную волю, был противопоставлен принцип изъятия части земель и всего помещичьего инвентаря, который крестьянство считало своим, на организацию общественного хозяйства. Не только кулаки и середняки были сторонниками этой резолюции и противниками организации колхозов, но и бедняки еще не изжили мелкобуржуазных иллюзий возможности стать самостоятельными хозяевами. Данные мероприятия, минуя необходимые этапы, стремились, казалось бы, кратчайшим путем повести деревню к социализму; они привели к тому, что все крестьянство оказалось против нас. Никакие комбеды в 1919 г. не смогли спасти положение.
                    Чем беднее был район, тем больнее отражались законы советского правительства на крестьянстве. В юго‑западном крае к совхозам отошло много культурных хозяйств и земли сахарных заводов. Батраков, которые могли бы пойти в совхозы, было мало, да и сами батраки, подобно бедноте, стремились стать самостоятельными хозяевами и потому резко отрицательно относились к мероприятиям, отнимавшим у них часть земли. «Я был на Украине, – говорил годом позже председатель ВУЦИК т. Петровский, – и видел, что, когда есть возможность батраку взять три, четыре, десять десятин и быть хозяином, этот батрак возьмет их и не пойдет в условиях донецкого шахтера работать в советском хозяйстве. Такой опытный агитатор, как т. Калюжный, выступая в Черниговской губернии перед крестьянской массой в 5–7 тысяч человек, боялся заговорить о необходимости сейчас приближения к коммунальной форме хозяйства. Но когда он заговорил о таком устройстве, при котором определенный клочок земли будет распределяться для определенных крестьян, тут вся эта семитысячная толпа слушала его с затаенным дыханием». (Протоколы V Всеукраинской партконференции (ноябрь 1920 г.),Бюлл.№5,с.36-37).
                     Недаром в 1919 г., как писал т. Лебедь, были «нередки случаи перехода целыми группами комбедчиков» к Махно.
                     В этом пункте нашего аграрного законодательства мы провели в жизнь наследство, оставленное нам от социал‑демократических времен. Признавая выгодность крупного производства по сравнению с мелким, законодательство делало логический вывод о необходимости сохранения крупных имений, забывая, что в период революции вопросы политического расчета, немедленного политического эффекта являются превалирующими над вопросами экономическими. Эту ошибку совершила и польская компартия, не разделившая помещичьих земель во время занятия Польши Красной армией. Эта же ошибка привела к гибели Венгерскую советскую республику, поскольку крестьянство не получило там всей помещичьей земли. Недаром, учтя уроки истории, пленум ИККИ постановил в апреле 1925 г.: «В этот момент все решительно должно быть соподчинено задаче захвата власти, осуществления диктатуры пролетариата, которая является необходимым, основным, наиглавнейшим условием для движения общества к социализму. В странах крупного капиталистического производства пролетариат должен стремиться превратить помещичьи имения, обрабатываемые наемным трудом, в государственные предприятия. Однако положение о технико‑экономическом превосходстве крупного производства в земледелии не должно останавливать коммунистов перед дроблением части крупных имений (величина которой определяется строением данной страны) в пользу мелких, а иногда и средних крестьян, поскольку это вызывается революционной необходимостью. Чтобы достигнуть социализма, который есть крупное рациональное производство со всеми технико‑экономическими преимуществами этого последнего, нужно завоевать диктатуру пролетариата, которой в громадном большинстве стран нельзя завоевать без прямой помощи мелкого крестьянства и нейтрализации среднего. Отрицательный опыт венгерского, итальянского и польского движений и положительный опыт русского показывают, что ошибки здесь являются прямо роковыми». (Расширенный пленум Исполкома Коминтерна (21 марта – 6 апреля 1925 г.). Гиз Украины, 1925.с.534).
                    Таким образом, наша земельная политика в 1919 г. была первой причиной, которая поставила деревню против советской власти. Кроме этой политики, ограничивавшей крестьянство в области землепользования в 1919 г., мы в деревне ничего тогда не дали реального бедному крестьянству, даже в области снабжения его продовольствием.
                     Чем была вызвана политика ограниченной передачи бывшей помещичьей земли крестьянству? Голод и Гражданская война вызвали ее. Во время Гражданской войны получить хлеб можно было только от мелкого производителя. У государства хлеба не было. Крупные производители‑помещики были уничтожены. До революции крестьянин выбрасывал хлеб на рынок под давлением налоговых тяжестей. Революция уничтожила налоги, и крестьянин мог выбрасывать на рынок хлеб только в обмен на продукты городской промышленности. Пролетариат уничтожил налоги, но продукции в обмен на хлеб дать не мог, так как ее не было. Рынок был также уничтожен. Крестьянин, недоедавший до революции, теперь сам стал употреблять продукты, ранее считавшиеся излишками в его хозяйстве. Противоречие между городом и деревней не было уничтожено, а усилилось. Сырье для промышленности не могло быть куплено, а это вызывало уменьшение количества предлагаемых на рынке городских товаров, что, в свою очередь, вызывало уменьшение предложения крестьянских товаров. Пролетариат должен был обеспечить революцию хлебом, иначе она погибла бы, а это вызывало необходимость либо конфискации хлеба у производителя, либо создания собственного производства, то есть организации фабрик хлеба. «Социалистический строй должен обладать такими фабриками хлеба, мяса, молока, фуража и т.д., которые эмансипировали бы его  (подчеркнуто в тексте. – М.К.) экономически от мелкого собственника и вместе с тем дали бы лучшую организацию в смысле производства и реализации произведенного. Именно этим целям удовлетворяют советские хозяйства». (Милютин В.П. Социализм и сельское хозяйство). Так отображал настроение эпохи один из руководителей экономической политики страны – В.П.Милютин.
                    Совхозы были организованы по типу городской национализированной промышленности, т.е. продукты их (ЗАДАРМА) должны были поступать в распоряжение государства. Этим‑то и был недоволен мелкобуржуазный производитель. «Фабрики – рабочим, землю – крестьянам» он понимал в мелкобуржуазном синдикалистском смысле, то есть что вся земля и все фабрики поступают в непосредственное распоряжение производителя – «трудящихся на этих земле и фабриках». Недвусмысленно это выражалось в цитированной нами резолюции крестьянского съезда Гуляйпольской волости: «Земля ничья, и пользоваться ею могут только те, которые трудятся над ней…». В сознании крестьянина государство, не трудясь на земле, хотело воспользоваться землей. М.Кубанин. Махновщина].

                   Ідейне обґрунтування махновського руху в 1918-1920 рр.. здійснювала українська анархістська просвітницька організація «Набат» (організована анархістами-комуністами на установчій конференції 12-16.11.1918. у м. Курську), що висунула лозунг проведення «третьої соціальної революції». Махно намагався стати «третьою силою» поряд з Директорією (ЗАВЖДИ проти української влади) і більшовиками (ПЕРЕВАЖНО на боці московських окупантів). Спроба більшовицьких органів влади втілити «політику воєнного комунізму», проводити продрозкладку, насильно створити перші колективні господарства та комітети бідноти, викликала опір серед українського селянства і привела до антибільшовицьких настроїв у махновських військах. https://uk.wikipedia.org
                     [Починаючи з січня 1919 р., махновці утворили перший протиденікінський фронт і 6-ть місяців стримували потік контрреволюції, який лився з Кавказу. Фронт розтягнувся потім на сто з лишком верст, від Маріуполя на схід і північний схід. Махновські частини займали міста Бердянськ, Маріуполь, гнали частини генерала Шкурко до Таганрога і Ростова-на-Дону. Генерал Денікін обіцяв півмільйона тому, хто уб'є Махна.
                      На початку 1919 р. махновці відкинули денікінців до Азовського моря, захопивши у них біля 100 вагонів із зерном, і вирішили (як альтруїсти) послати їх робітникам Москви і Петрограда, які голодували.
                      Следует учесть также, что в феврале 1919 г. махновцы передали в дар рабочим Москвы и Петрограда 90 вагонов трофейной муки. [31. ЦГАОР СССР Ф 130 Оп 3 Д 691 Л 32]. В дальнейшем многие эшелоны беспрепятственно проходили в центр России через махновский район. В.С.Савченко. Измена «Батьки» Махно….  
                      21.02.1919. (наказ №18 по військах групи харківського на­пряму) утворилася 1-а Задніпровська Українська Радянська дивізія у складі трьох бригад. Махновська армія отримала назву третьої бригади. Далі її перейменували в Першу Революційно-Повстанську Українську дивізію, а ще пізніше вона отримала назву Революційна Повстанська армія України (махновців). І.К.Кушніренко, В.І.Жилінський. Нестор Махно і повстанці,2009].
                      Через кілька днів після цього (видання наказу №18) до Пологів прибув П.Ю.Дибенко і повідомив Махна про його призначення командиром 3-ї бригади Задніпровської дивізії. Махно дуже зрадів цьому і пишався своєю новою посадою (на службі у московського окупанта). У вузькому колі сподвижників він заявив: «Хіба думав я, що команду­ ватиму бригадою, не пробувши й дня на військовій службі, а тепер ось командир бригади...». І відзначив це грандіозною пияткою. В.М.Волковинський. Батько Махно
                       Т.Мармазова у дисертаційному дослідженні «Історіографія повстанського руху в Україні під проводом Н.І.Махна (1918-1921 рр.)» посилаючись на сучасні дослідження, наводить дані, що у 1919 р. у лавах повстанців було понад 65 тис. осіб, у т.ч. понад 10 тисяч кавалеристів, а в розпорядженні піхоти було 12 тисяч тачанок. Штаб армії охороняли 500 вершників. Тут же авторка доречно підкреслила, що махновці у 1919 р. контролювали територію, на якій проживало 1,7 млн осіб.  
Subscribe
  • Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments